Корейцы Таджикистана

1023905577

КАК ПОЯВИЛИСЬ КОРЕЙЦЫ В ТАДЖИКИСТАНЕ?

На этот и многие другие вопросы нам ответил председатель общественной организации «Ассоциация советских корейцев Таджикистана» Ким Виктор Михайлович.

- В 1990 году в Таджикистане проживало чуть более 14 тысяч корейцев, в том числе в Душанбе – около семи тысяч. Компактно они проживали в домах частного сектора в районах 1-го Советского, 2-го Советского и Якка-чинара. Однако в конце 80-х и в начале 90-х годов прошлого века, во время известных событий, начался массовый выезд корейцев из республики. Уезжали, в основном, в Российскую Федерацию, которая для корейцев так же, как и Корея, считается исторической родиной, - информировал нас Виктор Михайлович.
– Данные последней переписи (2010 г.) пока не обнародованы, но на сегодняшний день в Таджикистане осталось примерно 1,5 тысяч корейцев.

- Виктор Михайлович, каким образом корейцы оказались в Таджикистане? И почему Россию Вы назвали исторической родиной корейцев?

- До 1937 года основное корейское население компактно проживало в Приморском крае: в Уссурийске, Находке, Владивостоке, Партизанске. В Россию они начали переезжать из Кореи еще во времена Российской империи, более 150 лет назад. Раньше дальневосточные окраины Российской империи были более открытыми, и жители соседних государств в поисках лучшей жизни переезжали туда. После аннексии Японии в 1910 году, корейцы вынуждены были бежать из своей страны, большинство из них переехало опять же в Россию. В Приморском крае были учебные заведения на корейском языке, издавались газеты и журналы.
В 1937 г. по предложению Сталина было принято решение о массовой депортации корейского населения в республики Средней Азии. Оно исходило с точки зрения безопасности государства. Советский Союз находился в состоянии войны с Японией. Возможно, для улучшения выявления японских разведчиков, в целях безопасности и было принято такое решение о переселении целого народа, хотя основной версии нет.

- И как было осуществлено такое переселение?

- Как известно из архивных документов и рассказов очевидцев, свыше 200 тысяч человек в товарных вагонах, в которых перевозят скот, привезли в Среднюю Азию. Выгрузили в поле, дали кирки и лопаты, чтобы они построили какое-то жилье, и уехали. Выживешь – выживешь, нет – значит, судьба такая. Трагический период жизни корейцев периода 1937 года достаточно изучен. Приняли корейцев в основном Казахстан и Узбекистан. Вплоть до 1954 года представители корейского народа не имели права покидать место своего жительства. Люди стали строиться на новых местах, заниматься сельским хозяйством. После смерти Сталина этот запрет был снят, и в конце 50-х начале 60-х годах в поисках опять же лучшей доли и меньшей конкуренции корейцы начали переезжать в другие республики, в частности, в Таджикистан. Хотя до 1937 года в Таджикистане по распределению работали выпускники центральных вузов: Москвы и Ленинграда. Это были, как правило, дети, родителей которых считали неблагонадежными. Врачи, инженеры, юристы, педагоги начали свою трудовую деятельность в Таджикистане. Это Хван Н. – главный врач Республиканского роддома, это Пак Александр Иванович, в 1960 году возглавивший Душанбинскую горэлектросеть, Ли Роман Александрович, стоявший у истоков создания Политехнического института. Его однофамилец, Ли Николай Васильевич, спустя годы стал начальником следственного Управления Генеральной прокуратуры РТ, а его брат – Ли Тайсун был директором завода «Таджикгидроагрегат».

- Чем занимались корейцы, переехавшие в Таджикистан в конце 50-х годов прошлого века?

- Подавляющая часть из них занималась сельским хозяйством. В начале 60-х годов на пустом месте среди солончаков в Фархарском районе был создан риссовхоз «Сурхоб». Со дня основания и до 1992 года возглавлял его Ким Петр Григорьевич. Жили первые переселенцы в юртах и осваивали новые земли. Именно он применил впервые технологию двух урожаев. Осенью сажал озимую пшеницу, ранней весной убирал ее, а затем сеял рис. Урожайность была высокая. Не ошибусь, если отмечу, что рисоводство как отрасль сельского хозяйства появилась в Таджикистане с появлением корейцев. Этим они занимались и на Дальнем Востоке. Кроме того, переселенцы занимались выращиванием лука и бахчевых. Для корейцев характерно очень высокое трудолюбие. В последующие годы они выезжали целыми семьями вахтовым методом на Украину, Россию, Казахстан и другие республики. Загружали контейнеры всем необходимым: пленками, орудием труда, брали на новом месте землю в аренду и по много месяцев проводили в поле. Строили на новом месте землянки или ставили домики, обтягивали клеенкой и сажали на полях лук или бахчевые. Осенью собирали урожай, продавали его и возвращались домой. Детей оставляли на родственников или на кого-то из старших.

- Виктор Михайлович, а будущее своих детей они также хотели видеть таким?

- Нет, родители стремились дать своим детям достойное образование. В корейской семье было престижно, чтобы дети имели высшее образование. Для корейцев, начиная с 1937 по 1991 годы, существовал запрет на определенные профессии. Существовало ограничение на все, что связано с военной специальностью. Родители, сами не имея хорошего образования, хотели, чтобы у детей оно было. Так что в вузах республики обучалось достаточное количество корейцев.

- Характерна ли для корейских семей многодетность? Как осуществляется выбор будущего супруга или супруги?

- Раньше 5-6 детей в семье считалось нормальным явлением, сейчас нет. Двое или трое детей - типичный состав корейской семьи. Рыночная экономика диктует свои условия. У корейцев сохраняется институт влияние родителей на выбор будущего мужа или жены. Межнациональные браки не очень характерны.

- Пожалуйста, несколько слов о традициях, обрядах и вероисповедании. Сохранили ли корейцы свой язык?

- С 90-х годов прошлого века корейцы начали возвращаться к национальным традициям. Справляем корейский Новый год в конце января начале февраля. 5 апреля отмечаем Родительский день, посещаем кладбище, вспоминаем родных и близких людей. Возрождается Праздник урожая. Корейцы сохранили свои национальные блюда, рецепты приготовления их. Мы исповедуем христианство протестантского направления. К сожалению, язык утерян в силу жесткой государственной политики. Корейцы общаются между собой по-русски. Хотелось бы остановиться на одном обязательном обряде. Человек за свою жизнь должен принять 4 стола, т.е. торжественно отметить определенный период своей жизни.
Первый стол - в годовалом возрасте. Накрывают его дедушка и бабушка. Ребенка одевают в нарядную национальную одежду. Традиционно на стол выкладывают определенные предметы, олицетворяющие будущую судьбу. Кладут книгу, ножницы, нитки, деньги. В зависимости от того, что берет ребенок в первую очередь, такую судьбу он себе выберет.
Второй стол – свадебный. Его накрывают родители.
Третий стол накрывается в 60 лет, он юбилейный. Его накрывают для родителей дети.
И четвертый стол – поминальный, его накрывают после ухода человека из жизни. Сутки рядом с покойником стоит стол и на нем ставят рисовую кашу, курицу и другие продукты, которые несколько раз меняются. Продукты со стола затем выбрасывают.

- Какие черты характерны для корейцев?

- Трудолюбие, доброжелательность, порядочность, выходить достойно из конфликтных ситуаций, умение ладить с представителями других национальностей, любовь к родине. Корейцы достаточно патриотичны к той стране, где проживают.

- Свободны ли сейчас корейцы в своем выборе?

- Конечно, мы можем выезжать в любую страну, учиться, работать там. Существуют специальные государственные гранты для обучения в университетах Южной Кореи. Руководство вузов и представители различных организаций всячески поощряют обучение корейскому языку. Так что корейцы свободны в своем выборе.


Корейцы в Таджикистане

ВИДЕО. Корейцы в Таджикистане - https://www.youtube.com/watch?v=_tnBg37Fkz0&t=9s


Источник: https://koryo-saram.ru/nas-malo-no-my-korejtsy/

19 августа 2017 г.

Нас мало, но мы – корейцы

Виктор Михайлович Ким – председатель корейской общественной организации в Таджикистане, неоднократный участник Всемирного корейского форума. Являясь уже 18-м по счету, эта международная встреча собрала делегатов в Алматы сразу же после Поезда памяти, посвященного 80-летию проживания корейцев в Казахстане. После своего выступления на форуме Виктор Михайлович (на фото второй справа) любезно согласился рассказать о жизни своих соплеменников в стране, которая тоже имеет отношение к круглой дате, а также поделился своими размышлениями о страницах нелегкой истории корейской общественной организации в Таджикистане. 

18-й Всемирный корейский форум

– Пользуясь случаем, хотел бы через газету поздравить вас всех с этой круглой датой, – сказал он. – Корейцы не только выжили в том далеком 1937 году и выстояли все последующие годы. Они стали узнаваемы в Казахстане. Казахам низкий поклон от нас за то, что не оставили «переселенцев» в холодной степи на произвол судьбы, за то, что помогли выжить, согрев своим участием и теплом своих юрт. 

– Скажите, Виктор Михайлович, каким-то образом 80-летие проживания корейцев в Казахстане касается корейской диаспоры, проживающей в Таджикистане?

– Конечно. Мы связаны одной историей, одной трудовой биографией, одними мечтами о благополучии наших семей. И, хотя в настоящее время у нас в Таджикистане проживает очень мало корейцев, не больше тысячи (до1990 года диаспора насчитывала порядка 14 тысяч человек, только в Душанбе жили около семи тысяч корейцев), мы стараемся держаться вместе и вместе решать наболевшие проблемы, а руководство нашей общественной организации в своей деятельности старается дойти до каждого. Это, можно сказать, девиз нашей деятельности. Корейцы Таджикистана пережили войну и многие покинули страну именно в те, 90-е годы, – уехали в основном в Россию, которая для корейцев, также как и Корея, является исторической Родиной. Нас мало, поэтому можно сказать, что мы все друг о друге знаем: где и сколько корейцев проживает в том или ином районе, чем заняты и в какой помощи нуждаются корейские семьи. Еще одним важным направлением в своей деятельности считаю укрепление связей с организациями, представляющими диаспоры других стран бывшего Советского Союза, а также тесное общение с Южной Кореей через представителей всевозможных общественных организаций. Нынешний форум – яркое подтверждение этому факту.  

Отвечая на ваш вопрос о 80-летии, я уже сказал, что мы связаны историей. Каким образом? Здесь нельзя не вспомнить историю. Как известно, до 1937 года основное корейское население компактно проживало в Приморском крае: в Уссурийске, Находке, Владивостоке и в других городах и селах. В Россию корейцы начали переезжать из Кореи еще во времена Российской империи более 150 лет назад. После аннексии Японии в 1910 году корейцы вынуждены были бежать из своей страны, большинство из них переехало опять же в Россию. В 1937 году корейцы были депортированы в основном в Казахстан и Узбекистан, и вплоть до 1954 года они не имели права покидать новых мест жительства. Но после смерти Сталина этот запрет был снят и в конце 50-х начале 60-х годов в поисках лучшей доли корейцы начали переезжать в другие республики. Так многие из Казахстана и Узбекистана попали в Таджикистан. Хотя есть в нашей диаспоре и те, кто приехал сюда до 1937 года. Это были выпускники центральных вузов, молодые специалисты, прибывшие сюда в основном из Москвы и Ленинграда. Это были в основном дети, родители которых считались неблагонадежными. Врачи, инженеры, юристы, педагоги начали свою трудовую деятельность в Таджикистане. Они оставили свои имена в истории трудовых достижений практически во всех отраслях народного хозяйства, в медицине, стали видными педагогами Таджикистана. Это Н. Хван – главный врач Республиканского роддома; это в 1960 году возглавивший Душанбинскую горэлектросеть Александр Пак, стоявший у истоков создания Политехнического института Роман Ли. Его однофамилец Николай Ли, спустя годы, стал начальником следственного Управления Генеральной прокуратуры Таджикистана. Его брат Тайсун Ли в свое время возглавлял завод «Таджикгидроагрегат».

– Изучая историю корейцев, приехавших в ту или иную страну в силу разных обстоятельств, начинаешь понимать, что все повторяется, все закономерно. Все начинали с земли. Земля кормила, земля поднимала…

– Земля и проверяла на прочность. Ведь в суровые сезоны, неурожайные годы семьи умирали от голода. Были и такие факты в истории чудовищных депортаций и неблагополучных переселений… Корейцы, переселившиеся в Таджикистан, тоже в основном занимались сельским хозяйством и находились в полной зависимости от урожаев и от погоды. Так в начале 60-х годов на пустом месте среди солончаков в Фархарском районе Таджикистана было создано рисоводческое хозяйство «Сурхоб». Со дня основания и до 1992 года возглавлял его Петр Григорьевич Ким. Там и жили первые переселенцы. Пока еще не были построены дома, ютились в юртах, осваивали новые земли. Петр Григорьевич известен в нашей стране как новатор. Именно он применил впервые технологию двух урожаев. Осенью на своих гектарах сажал озимую пшеницу, ранней весной убирал ее и тут же сеял рис. Он же стал и первым рисоводом в Таджикистане, который добился высоких показателей в производстве риса. Как известно, рисоводство как отрасль возникло в нашей стране с поселением корейцев. Корейцы получали высокие урожаи лука и бахчевых. В общем, действительно все закономерно. 

– Накормил семью, накорми страну?

– Ну, потом примеру корейцев следовали и местные полеводы. А корейцы, чтобы встать на ноги, продолжали неустанно работать – они выезжали целыми семьями вахтовым методом в Украину, Россию, Казахстан и в другие республики Советского Союза. Брали на новых местах землю в аренду и, собрав большой урожай, продав затем овощи, возвращались домой. Деньги пускали на достойное образование своим детям.

– Да, сегодня корейцы, если и занимаются руководством, например, то уже в качестве организаторов крестьянского хозяйства. У вас тоже?

– Конечно, ведь родители сделали все, чтобы дети получили хорошее образование,  а дети усердно учились, зная, чего стоило их образование родителям. Этот посыл передается теперь из поколения в поколение. Именно поэтому в Таджикистане, думаю, и в Казахстане тоже, трудно встретить корейца без высшего образования. Этому способствуют и открывшиеся сегодня возможности для молодежи. Существуют специальные государственные гранты для обучения в университетах мира и, конечно, в Южной Корее, где владеющим родным языком молодым людям предоставляются большие возможности для получения навыков выбранной профессии. 

– Чем объясняется Ваше пристальное внимание к мероприятиям Казахстанской ассоциации корейцев? Похоже, нынешний форум Вы по этой причине не пропустили, присутствуя здесь в качестве докладчика?

– Нынешний форум – это широкие возможности пообщаться, обменяться мнениями. Сюда приехали крупные ученые, политологи, литераторы, которым есть что сказать коллегам и всем думающим о судьбе корейцев людям. У всех наработки, которыми стоит поделиться. Есть у нас и одна боль, касающаяся объединения Севера и Юга, которую всем так хотелось бы снять. И в этом семь миллионов корейцев из 170 стран мира, которые живут сейчас за пределами Кореи, наверное, тоже чем-то могут помочь Корейскому полуострову в объединении…

Что касается казахстанской корейской диаспоры, которая в этом году отмечает свое 80-летие, то она одна из самых активных в Центральной Азии. У вас молодежь работает, это видно по тем форумам, которые прошли недавно. Опять же хочется вспомнить историю. Ноги, как говорится, растут оттуда. У вас, например, раньше, чем у многих, если не у всех стран СНГ, прошли интеграционные процессы. Наверное, это объясняется численностью казахстанской диаспоры и уникальностью корейского движения в Казахстане. Этот первый шаг привел к исторически значимому для корейцев событию – в июне 1996 года на пленуме АКК был обсужден закон «Об общественных объединениях», согласно которому Ассоциация, чтобы стать республиканской, должна была иметь свои филиалы практически во всех регионах республики.  И эта кропотливая работа по консолидации филиалов на хорошем уровне ведется и сейчас. Ваши корейцы отличаются активностью и пониманием происходящих в стране и в мире процессов, к тому же Глава государства Нурсултан Назарбаев ни одного мероприятия не проводит без участия Ассамблеи народа Казахстана, в которой очень значима деятельность корейской диаспоры: ее концерты зрелищны, выступления ее представителей с высоких трибун заметны. Нам, корейцам из Таджикистана,  наверное, опять же в силу того, что все мы родом сначала из Кореи, потом из России (у нас одна история, культура, язык, мы одного менталитета) приятно наблюдать за успехами казахстанских корейцев. Мы горды вами, но мы ведь не сторонние наблюдатели. Мы тоже корейцы родом, из советской страны.

– Как Вы думаете, в чем секрет благополучного сосуществования представителей других национальностей в стране, где 90 процентов – таджики, остальные десять – представители других национальностей? Я говорю о Таджикистане.

– Секрет в обыкновенном трудолюбии и взаимопонимании. Когда люди находят точки, где интересы всех, независимо от национальности, соприкасаются, они говорят на одном языке и помнят каждый о своем. Корейцы никогда ничего лишнего не требуют от властей. Они, как правило, знают одну истину – все в твоих руках, а разум восторжествует. Благополучие само со временем придет – только честно трудись и будь терпелив. 

Тамара ТИН


 

Видео материалы:

1) Виктор КИМ - отличия корейцев Таджикистана ВЭКС -
    https://youtu.be/Dsrpi1kcTJU

2) Корейцы в Таджикистане

Корейцы в Таджикистане. Работа, учеба, культура и добрососедство (МИР ТВ - 2019) https://www.youtube.com/watch?v=_tnBg37Fkz0

3)  Моя Родина - Таджикистан. История переселения советских корейцев

Моя Родина - Таджикистан. История переселения «советских корейцев» - https://www.youtube.com/watch?v=5wxzSIt-Z9c&t=22s (МИР ТВ-2022)

Мир 24: Представителей корейской диаспоры переселяли в Центральную Азию из Дальнего Востока, Приморья, Амурской области. Первая волна депортированных пришлась на 30-е годы прошлого века. Основная масса переселенцев приезжала из Узбекистана в 60-е годы. Переселенцы сами себя называют «корё-сарам», что можно перевести как «советские корейцы». «Советские корейцы» – это выходцы, прежде всего, из Северной Кореи. Мы сохранили жесткий характер и диалект», – рассказывает председатель Ассоциации советских корейцев в Таджикистане Виктор Ким.

Южная Корея признала «советских корейцев» соотечественниками и помогает желающим переехать в страну и устроиться на работу. Истории представителей диаспоры в Таджикистане смотрите в программе «Наши иностранцы».


1. В Таджикистане я – кореец, за его пределами - таджикистанец. Как в республике живет корейская община

14:30, 26 января Автор: Сabar.asia

Иллюстрация
Фото: belta.by

Община советских корейцев – «корё сарам», насчитывала в 90-е годы прошлого века порядка 14 тыс. человек. Сейчас же численность корейцев колеблется в пределах одной тысячи человек. CABAR.asia рассказывает об их жизни в Таджикистане.

История появления корейцев в Таджикистане уходит в 50-е прошлого века, когда они переселились сюда из Узбекистана и Казахстана. В эти страны Центральной Азии корейцы попали в 1937 году, когда были депортированы из Дальнего Востока.

Виктор Ким.

Фото: CABAR.asia


По словам председателя Ассоциации советских корейцев Таджикистана Виктора Кима, это было сделано после ухудшения отношений с Японией, под предлогом того, чтобы японская разведка не использовала корейскую часть населения в своих целях. В результате 172 тысячи корейцев были в срочном порядке депортированы из Дальнего Востока.

В основном, переселенцы попали в  Казахстан и Узбекистан. Условия переезда были очень трудными, не выдержав суровых условий часть людей погибла в степи. Корейцы стали обживаться в этих двух республиках и вплоть до 1954 года не имели права покидать новое место жительства.

«После смерти Сталина этот запрет был снят и в конце 50-х – начале 60-х годов, в поисках лучшей доли корейцы начали переезжать в другие республики. Так, одна их часть попала в Таджикистан», – рассказывает Виктор Ким.

Тхя Дюн Ли (справа в первом ряду) на празднике в политехническом институте.

Фото из личного архива Игоря Ли


 

Хотя в корейской диаспоре есть и те, кто приехал сюда до массового переселения. Это были выпускники центральных вузов, молодые специалисты, прибывшие сюда в основном из Москвы и Ленинграда. Они внесли вклад в развитие практически всех отраслей народного хозяйства, медицины, науки и образования.

Один из них – Тхя Дюн Ли, которого в советское время «окрестили» по-русски Романом Александровичем, стоял у истоков Таджикского технического университета (ТТУ).  Его сын – Игорь Ли также внес огромный вклад в воспитание научно-технических кадров Таджикистана. По словам преподавателей ТТУ, во многом благодаря Игорю Ли, еще в конце 70-х в политехническом Университете Таджикистана был основан новый факультет – автоматизированные системы управления (АСУ), который подготовил целую плеяду технарей. Этот факультет был единственным в Центральной Азии.

Среди других известных  представителей корейской диаспоры – Наталья Хван – главный врач Республиканского роддома; Александр Пак – начальник Душанбинской горэлектросети, Николай Ли – начальник следственного управления Генеральной прокуратуры, его брат Тайсун Ли – директор завода «Таджикгидроагрегат», Владимир Шин – председатель комитета по стандартизации, Нина Пак – основатель и главный редактор одной из первых частных газет «Бизнес и Политика».

Игорь Ли.

Фото: CABAR.asia


В начале 60-х прошлого века в Фархорском районе Таджикистана первые переселенцы – корейцы создали рисоводческое хозяйство «Сурхоб». Его председатель Петр Григорьевич Ким впервые в республике применил технологию двух урожаев – осенью сажал озимую пшеницу, ранней весной убирал ее и тут же сеял рис. Он же стал и первым рисоводом в Таджикистане.  Примеру корейцев последовали и местные полеводы.

А корейцы, чтобы встать на ноги, продолжали неустанно работать – вахтовым методом, который называется по-корейски «кобончжи», они выезжали семьями на полевые работы по выращиванию лука и бахчевых культур в другие республики Советского Союза и, продав урожай, возвращались обратно домой. По сути дела, они оказались своего рода проводниками рыночной экономики в условиях советского социализма.

Сейчас в поселке Фархор проживает единственная кореянка, 65-летняя Лариса Пак, которая вышла замуж за узбека и приняла ислам. Она ассимилировалась в местной общине и от ее прошлого осталась только фамилия.

Массовый отъезд

Согласно переписи 1989 года, корейская диаспора в Таджикистане насчитывала 14300 человек (только в Душанбе проживало около 7 тысяч корейцев). Однако во время последней переписи населения, прошедшей в 2010 году, лишь 650 человек назвали себя корейцами. Но Виктор Ким считает, что число его сородичей в Таджикистане превышает 1000.

Массовый отъезд корейцев, как многих других представителей нацменьшинств в Таджикистане, произошел в начале 90-х, в годы гражданской войны. Раньше в Душанбе, в районе Первого советского, находился так называемый «корейский поселок», где преимущественно жили корейцы. В те годы тиражом более одной тысячи экземпляров издавалась газета корейской диаспоры «Корё ильбо».

В 1992 году по заказу корейских бизнесменов режиссер Майрам Юсупова сняла документальный фильм «Коре сарам», который повествует о массовом потоке беженцев-корейцев из страны.

Кадр из фильма “Коре сарам”.

Фото из архива Владимира Кима


«Корё сарам» буквально переводится как «корейский человек». Это означает, что здешний кореец  родом не из Южной или Северной Кореи (не чосон сарам и не хангук сарам), а именно из того племени, которое появилось на Дальнем Востоке и потом перебралось в Среднюю Азию – корё сарам.

«Это такое  сообщество, которое получило свое развитие в условиях изоляции и является новой субэтнической общностью корейского этноса, которая в течение большого исторического периода внесла свой, определенный вклад в развитие страны проживания, – говорит политолог Сим Хон Ёнг из Кореи. 

Среди тех, кто остался в Таджикистане, выпускник Бауманского высшего технического училища Виталий Владимирович Шин, скромный преподаватель Таджикского технического университета, а в прошлом, человек, благодаря которому произошли инновационные перемены в некоторых ключевых отраслях экономики Таджикистана.

Например, создание биллинговой системы в Душанбинской городской телефонной сети, которая позволила автоматизировать систему управления, учет грузовых вагонов через программное обеспечение на персональных компьютерах, которое сэкономило деньги управления железной дороги страны в десятки раз и появление первой в стране международной платежной карты «Visa» в «Таджиксодиробанке», – это все заслуги Шина.

Виталий Шин.

Фото: CABAR.asia


Власти Южной Кореи признали «корё сарам» своими соотечественниками и установили некоторые льготы для них. В частности, согласно закону советские корейцы  могут в течение 5 лет жить и работать в Корее без визы. По словам Виктора Кима, благодаря этому корейцы из Таджикистана смогли обосноваться в Южной Корее вместе с семьями.

«Другая часть молодых корейцев уезжает в Россию – там, где русскоязычная среда, потому что трудно устроиться на официальную работу. Меж тем, можно назвать многих современных ребят, которые хорошо знают таджикский, имеют друзей и никуда уезжать не собираются», – говорит лидер корейской диаспоры.

Немногие из «корё сарам» теперь знают родной язык, потому что он устно передавался от старших. Кстати,  язык  советских корейцев  образовался на основе северо-восточного, так называемого хамгёнского диалекта Северной Кореи.

Корейцы раньше придерживались традиционных культов своей исторической родины –  буддизм, конфуцианство, даосизм. Но русским удалось привить  им православие, иногда даже силой. Хотя, по словам Виктора Кима, их деды перешли в православие добровольно. Среднее поколение советских корейцев, которые родились в СССР, в большинстве – атеисты. В 90-е годы, когда в Таджикистане появились первые южнокорейские протестантские миссионеры и открылась церковь «Сонмин Сунбогым», некоторые из корейцев примкнули ней.

Таджикистан, в соответствии с международными нормами и конвенциями об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, принял на себя обязательства обеспечивать представителям национальных меньшинств свободное выражение, сохранение и развитие культуры во всех ее аспектах.

«Представителям национальных меньшинств в Таджикистане также не может быть отказано в праве совместно с другими членами той же группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и пользоваться родным языком», – отмечает таджикский исследователь Имомиддин Раджабов.

Таджикские студенты на праздновании дня Республики Корея в Душанбе.

Фото CABAR.asia


А вот традиции, таджикистанские корейцы очень чтут. По словам представителей диаспоры, у корейцев есть три основных праздника, которые обязательны для всех. Это 5 апреля – родительский день, когда дети идут на могилы своих предков, чтобы исполнить ритуал деса – выражение почтения и любви к усопшему предку.

Второй очень важный обряд  называется «толь» – годовщина рождения ребенка, когда перед ним на низеньком столике – «кудури», ставят различные предметы. Считается, то, что малыш выбрал первым, предназначает его карму, род занятий. Ребенка после ритуала родственники одаривают деньгами. И третий, обязательный праздник – «хангеби» или «хвангаб», когда отмечают 60-летие родителя.

«Это очень важное мероприятие, – объясняет Виталий Шин, – Потому что в ряду сложившихся обстоятельств раньше редко кто доживал до своего шестидесятилетия. У нас принято, чтобы праздник для юбиляра устраивали дети». 

Наблюдения показывают, что важное место в традиционной корейской семье играет женщина. Именно она трактует семейный уклад, который держится и передается из поколение в поколение.

 

«Корейская морковь», о которой не слышали в Корее

В новых условиях проживания, из-за отсутствия определенных ингредиентов, изменилась традиционная кухня корейцев. В результате появились блюда и  салаты, о которых в самой Корее и не слышали. Таких, как например, салат из моркови – «морковь-чхе», который придумали среднеазиатские корейцы исходя из экономии и доступности.

Кореянки на рынке “Мехргон” в Душанбе.

Фото: CABAR.asia


Раньше на каждом базаре можно было увидеть кореянок, торгующих острыми салатами. Теперь их места заняли таджики, потому что по признанию одной знакомой, рынок диктует свои, негласные правила: аренду за место приходится платить больше, чем титульная нация. Впрочем, эта проблема касается не только этнических корейцев, но и других меньшинств. К тому же, корейские салаты дело трудоемкое, и соответственно, цена возрастает, а обычный люд предпочитает покупать таджикские подделки, потому что они дешевле.

Из-за ухода из частного уличного бизнеса, корейскую молодежь теперь можно увидеть совсем в другом амплуа – они, как правило, работают менеджерами в частных и международных компаниях, администраторами или программистами. Это к примеру, Виктор Кан, заместитель главы Федерации по таэквондо в РТ,  Ксения Ким – глава HR-департамента  в представительстве Coca Cola в РТ, Владимир Ким и его супруга Людмила Ан, которые имеют собственный ресторан «Кая» и другие. 

Кукси – популярное корейское блюдо.

Фото: CABAR.asia


Что касается русских имен и корейских фамилий, то по сложившимся устоям, фамилия играет важную роль в жизни корейцев – она обозначает род. Опять же, русские имена корейцам стали давать после получения ими российского гражданства, потому что их собственные – были трудными для произношения.

«Никакие варианты изменений корейской фамилии неприемлемы. Имя, отчество можно изменить на русский манер, но фамилия – это святое, потому что она определяет поин, род, – объясняет Виктор Ким. – К тому же, фамилии могут быть одинаковыми, но род – разный».

Для корейцев, как и таджиков, характерно почитание старших, любовь и забота к близким, добро­желательное отношение к соседям. Между тем, они отличаются своей осторожностью: никогда ничего лишнего не говорят,  очень избирательны в суждениях и отношениях.

По словам главы диаспоры, нынче время такое, когда нельзя афишировать себя.

«Мы  не глупые, для нас важно не афишировать себя. Уметь быть скромным – это хорошее качество, когда ты живешь в другой стране. Когда я в Таджикистане, то я – кореец. За его пределами считаю себя таджикистанцем. Если живешь в этой стране, то нужно ее любить и быть патриотом, а если любви нет, то зачем в ней жить?» – по-философски рассуждает Ким.

Подробнее: https://asiaplustj.info/ru/news/tajikistan/society/20200126/v-tadzhikistane-ya-koreets-za-ego-predelami-tadzhikistanets-kak-v-respublike-zhivet-koreiskaya-obtshina


Лариса Пак — последняя кореянка на границе между Таджикистаном и Афганистаном

 

АвторSalam Aleik

Маленький портрет Светлана Алембекова

Переводчик Светлана Алембекова 
Опубликовано 12 Февраль 2019 18:08 GMT 

Лариса ПАК в окружении родственников

Лариса Пак в окружении своей семьи у дома в селе Сухроб, Фархорский район, Таджикистан.

Лариса Пак со своим длинным ярким платьем, покрытыми волосами и свободным владением местным языком не выделяется среди других женщин деревни, располагающейся в нескольких километрах от границы Таджикистана и Афганистана. Но её девичья фамилия, которую она не сменила даже после того, как вышла за своего ныне покойного мужа, служит напоминанием о другой родине, находящейся за 5 000 километров к востоку от той, которую приняли её родители.

До 200 000 этнических корейцев были депортированы в Центральную Азию с Дальнего Востока России в 1930-е годы — когда по приказу советского диктатора Иосифа Сталина насильственно переселялись целые группы этнических меньшинств, подозреваемые в неверности Москве.

Особый страх Кремля по отношению к корейскому населению заключался в том, что оно могло быть базой для проникновения японских агентов: Япония в то время оккупировала Корейский полуостров и раздумывала над дальнейшей экспансией на Азиатском континенте.

Первоначально многие корейцы были помещены в трудовые лагеря в Казахстане и Узбекистане, где от малярии и других болезней сгинуло [анг] неизвестное количество людей, работавших в отвратительных условиях.

Со временем «корё-сарам», как называли советских корейцев, постепенно оставили свой родной язык ради советского lingua franca, русского, а в редких случаях ради титульного языка стран, в которых они обосновались, таких как таджикский и узбекский.

Для родителей 65-летней Ларисы Пак Таджикистан стал вторым пристанищем в Центральной Азии после степей Казахстана. В Фархоре, районе, где она выросла, вышла замуж и воспитала 10-ых детей, имелся колхоз по выращиванию риса, где в основном работали корейцы.

Сегодня она – единственная кореянка в Фархоре, где иногда ещё можно услышать ужасные отголоски войны между правительством Афганистана и боевиками «Талибана».

«Я никогда не чувствовала недоброжелательности или дискомфорта среди местных. Я выросла среди узбеков и таджиков, а позже, после замужества, стала одеваться, как местные женщины, приняла ислам и начала молиться 5 раз в день», — рассказывает Пак в интервью Global Voices, окруженная дочерьми, сыновьями, родственниками и многочисленными внуками.

Великий исход

В 1990-х годах Таджикистан был поглощён гражданской войной. Корейцы, наравне с другими меньшинствами, в том числе с немцами и русскими, бежали из республики в ходе пятилетнего конфликта, который стоил десятков тысяч людских жизней и усугубил экономический кризис, принесённый распадом СССР.

Лариса Пак в своём доме в селе Сухроб, Фархорский район, Таджикистан. Фотография автора статьи.

Если в 1989 году в Таджикистане было 13 500 корейцев, то к 2010 году, согласно национальной переписи населения, их осталось всего 600 человек, большинство из которых живет в столице Душанбе.

В Фархоре, где выросла Пак, корейцы продали свои дома местным таджикам и узбекам. Выращивавший рис совхоз, где они жили и работали, был приватизирован, а численность его работников удвоилась.

По словам Пак, после обретения Таджикистаном независимости в 1991 году жизнь в стране стала менее комфортной. Водопровод пришёл в негодность, медицинский пункт, в котором в советское время сотрудников хватало всегда, больше не имеет врача, а подача электричества непостоянна.

Однако Лариса Пак никогда не думала покидать южный Таджикистан, где она провела большую часть своей трудовой жизни в качестве бухгалтера в местных органах власти.

«Я отдала всех своих дочерей местным парням из таджиков и узбеков, следуя местным традициям. Мои сыновья женились на местных девушках. А сейчас у меня много прекрасных внуков, родственников и соседей», — говорит Пак.

Лариса вышла замуж в 18 лет за своего соседа, этнического узбека, Менгала Маматкулова. В семье основным языком был таджикский, хотя Пак может также говорить на узбекском и считает русский — язык, на котором говорили её родители — родным.

Пак говорит, что смерть Маматкулова несколько лет назад — «её единственная печаль».

Муж Ларисы Пак, Менгал. Фотография размещена с разрешения владельца.

Ноги в Корее, а сердце в Таджикистане

Пока Лариса Пак что-то пылко обсуждала со своими родственниками, её старшая дочь, 47-летняя Сафармох, рассказала Global Voices, что путешествие её матери в становлении почётным жителем Центральной Азии не всегда было гладким.

Её дочь поведала, что ключом принятия Ларисы в семье мужа была любовь и уважение отца Менгала, который выделил её как любимую невестку. Это особенное отношение помогло Пак развеять некоторые сомнения других членов семьи насчет её наследия.

Лариса Пак общается со своими внучками. Фотография автора статьи.

Время от времени её односельчанам напоминают о её корнях. Её не раз посещали представители посольства Сеула в стране.

В 2004 году Южная Корея ввела новый закон [анг], который даёт этническим корейцам из стран бывшего Советского Союза и Китая льготный доступ на её рынок труда. Страна, где четыре сына Ларисы и одна её дочь сейчас живут и работают, также стала популярным направлением миграции [анг] неэтнических граждан Кореи из стран Центральной Азии.

Пак рассказывает, что деньги, которые выслали её дети из Южной Кореи, помогли ей заплатить за установку дома кондиционера — а это великое благо, учитывая, что дневные летние температуры в южном Таджикистане регулярно достигают 50 градусов по Цельсию.

Однако сама Лариса никогда не ездила туда и не горит желанием делать это в преклонном возрасте.

«Я привыкла жить здесь всю свою жизнь. Я довольна и счастлива жить среди этой нации, которая стала и моей. Это мой дом».


История корейца, «усыновившего» более 600 детей из Таджикистана

Фото из личного архива Александра Когай

Фото из личного архива Александра Когай

В советские годы в Таджикистане нашли себе место под солнцем многие народности. Среди них были и корейцы, которые в 30-х годах прошлого столетия были депортированы сюда из пограничных районов Дальневосточного края. Гражданская война заставила многих из них вновь покинуть насиженные места. Среди тех, кто остался и помогал местным жителям, был  Александр Когай. По сей день он продолжает протягивать руку помощи тем, кто оказался в сложной жизненной ситуации.

Остаться и помогать

Александр Когай живет в Таджикистане уже более 30 лет. Его депортированных предков разбросало практически по всем странам Средней Азии. Сам он родился в Самарканде, но прожил там совсем немного.

Родители много работали и часто ездили в командировки по всему Союзу. Жил он в основном с бабушкой и дедушкой в Кыргызстане.

В начале XX века в Российской Империи проживало несколько десятков тысяч этнических корейцев.Фото: Виктор Ан, Коммерсантъ

В начале XX века в Российской Империи проживало несколько десятков тысяч этнических корейцев.Фото: Виктор Ан, Коммерсантъ

Отец Александра трудился в газовой промышленности, проводя газ в труднодоступные регионы. Мама, бухгалтер и работник торговой сферы, сопровождала его везде.

Иногда родители брали сына с собой, поэтому ему пришлось поменять немало школ.

В Таджикистане Александр стал чаще бывать с 1978 года будучи уже взрослым. Именно тут он познакомился со своей будущей супругой Мариной, а в последствии обзавелся семьей, детьми и домом.

Супруга Марина с дочерью

Супруга Марина с дочерью

С началом гражданской войны и развалом Союза корейцы стали массово уезжать из Таджикистана.

Большинство родни Александра жили тогда в Хатлонской области – Пархарском, Московском и Кулябском районах, где занимались сельским хозяйством, выращивая рис. В одном только Пархарском районе проживало порядка 30 тысяч корейцев.

Был даже отдельный корейский поселок Сурхоб. Война заставила многих из них покинуть эти плодородные земли.

Депортация корейцев способствовала большим успехам рисоводства в странах Средней Азии и краху этой отрасли сельского хозяйства на Дальнем Востоке.Фото: Виктор Ан, Коммерсантъ

Депортация корейцев способствовала большим успехам рисоводства в странах Средней Азии и краху этой отрасли сельского хозяйства на Дальнем Востоке. Фото: Виктор Ан, Коммерсантъ

Александр Когай принял решение остаться и помогать народу, которому война принесла большие страдания.

- Наши бабушки и дедушки всегда говорили о том, чтобы мы ни в коем случае не вмешивались в конфликты, где бы мы не жили, а только лишь помогали. Это стало моим правилом, - рассказывает Александр. – Когда мои предки попали в Таджикистан во время депортации, местные жители тогда протянули им руку помощи. Лишь благодаря им, у моих предков была возможность спокойно жить, учиться и работать. Многие, кстати, добивались больших высот в карьере в разных отраслях. Например, одним из проектировщиков Рогунской ГЭС был мой родной дядя.

Признательность и благодарность таджикскому народу переходила в семье Когай из поколения в поколение, как некая обязательная традиция. Помогать таджикскому народу, который когда-то также помог его предкам, насильственно переселенными на чужие земли, Александр считает смыслом своей жизни и видит в этом огромный сердечный интерес.

Друг для сирот и вдов

Александр работает координатором в международной организации «Вдохновение», где помогает изыскивать различные возможности для развития местного населения и улучшения их уровня жизни. Деятельность организации направлена на многие сферы деятельности, каждая из которых нацелена на помощь Таджикистану.

Александр оказал и до сих пор продолжает оказывать помощь сиротам, вдовам и нуждающимся. Он спешит туда, где люди остались без крова из-за стихийных бедствий.

История корейца, «усыновившего» более 600 детей из Таджикистана

Один из проектов организации. В этом таджикском кишлаке 20 лет не было питьевой воды

Сироты со всего Таджикистана, которые попали в Регарский, Куйбышевский, Вахшский детские дома, стали для него своими, усыновленными. И таких на счету более 600.

Были те, кто долгое время не могли простить своих родителей, их судьбы были искалечены, им пришлось пережить в детском возрасте страшные вещи.

- В 1993 году преподаватель одного училища привел ко мне первых 36 детей, умоляя помочь им, - вспоминает Александр. – Передо мной стояли подростки-сироты в ужасном состоянии – окаменелые лица, непонятные болячки и гнойные волдыри по телу. Я понимал, что это результат стресса, недоедания и нечеловеческих условий. Потом я узнал, что к девочкам применяли насилие, мальчиков избивали. Тогда во время войны творился страшный беспредел. Я тогда не думая, забрал всех к себе. Их восстановление заняло очень много времени. Сейчас все эти дети – вполне успешные и самостоятельные взрослые люди. У них уже давно свои семьи, многие уехали. Лишь одна девушка не смогла пережить весь тот ужас и покончила жизнь самоубийством.

Говоря об усыновлении, Александр объясняет, что не делает это документально и не дает им свою фамилию. Все дети живут в одном доме с семьей Когай. Им помогают одеждой и большое внимание уделяется здоровью и образованию, поскольку многие из них даже не могут читать и писать. Каждый раз в доме Александра проживают от 20 до 50 сирот.

В доме Когай всегда многолюдно

В доме Когай всегда многолюдно

Судьба каждого попавшего к нему ребенка, по словам Александра, это целая книга, где есть и драмы, и трагедии, и счастливый конец. Он считает, что все испытания, которые выпали на их долю, даются им не просто так. Сейчас многие, уже подросшие дети, помогают таким же, какими были и они.

Курбон, сирота, бывший воспитанник Куйбышевского детского дома, считался умственно отсталым, до 16 лет не умел ни писать, ни читать. А когда попал в дом Александра, его умственная отсталость оказалась всего лишь диагнозом на бумаге. Он был вполне себе нормальный ребенком, в нем открылись небывалые способности. Его голос оказался редким и уникальным. Развивая в нем творческие данные, Александр дал Курбону путевку в жизнь.

Впоследствии он окончил музыкальную консерваторию, обзавелся семьей. У него прекрасная жена и шестеро здоровых детей. Работает Курбон в Театре оперы и балета в Душанбе.

Зарина (имя девушки изменено в целях безопасности) сейчас счастливая мама и жена. Но путь к счастью дался ей совсем непросто. В 21 год, защищаясь от насильника, девушка совершила убийство. Родственники убитого оказались влиятельными людьми, и ей грозил пожизненный срок. Благодаря ее маме, которая билась во все двери, срок снизили до 15 лет лишения свободы. По амнистии девушка вышла из тюрьмы через 9 лет.

Именно в стенах колонии Зарина и познакомилась с Александром, который помогал заключенным женщинам не сойти с ума, поддерживал их не только морально и духовно, но и питанием и одеждой.

- Я была раздавлена, моя жизнь перестала иметь какой-то смысл, - вспоминает Зарина. – Но Александр помог вернуть во мне желание жить, вселил надежду, подарил веру в Бога. Благодаря ему я начала считать дни, когда выйду на свободу. Поверьте, те, кто попал туда, редко когда становятся прежними. Тюрьма делает человека жестоким, равнодушным и даже бессердечным. Но благодаря поддержке Александра я смогла сохранить в себе все те качества, которые были во мне раньше.

Любить Таджикистан, не забывая корни

Планов уехать из страны у Александра нет, несмотря на то, что практически вся его родня давно обосновалась в других странах. Дочери Александра живут и учатся в России.

Дочери Александра

Дочери Александра

- Согласно традициям корейского народа, жена должна всегда поддерживать мужа, где бы он ни был. Поэтому моя супруга всегда рядом. В этом и многом другом наши традиции с таджиками схожи. Мы также чтим и уважаем старшее поколение. Вместе с нами сейчас живет теща, которой 92 года.
Супруга Марина и невестка Полина

Супруга Марина и невестка Полина

Александр уважает местные обычаи, но не забывает и о традициях своего народа. Он не только свободно говорит на русском и таджикском языках, но и знает корейский, узбекский и немного японский. В семье Александра предпочитают корейские блюда, но при этом любят и таджикские. В доме у них сохранилась и традиционная корейская одежда, которую одевают лишь в особых случаях – на дни рождения и национальные праздники.

Александр и его семья  - люди богобоязненные и в своей жизни следуют божьим истинам.

- Есть простая истина: «Бог, видя тайное, воздаст тебе явно». Конечно же, мы помогаем людям не ради того, чтобы нам воздалось и тем более не ради рекламы. Мы лишь хотим поддержать людей, чтобы у них появилась надежда жить дальше и двигаться вперед, - говорит мужчина.